Мне подарили

20:14 01.08.2018
Виктор Старков опубликовал запись в сообщество Наш мир

Чем варна отличается от касты: Мифы вокруг традиций индийской "цветовой" иерархии

Чем варна отличается от касты: Мифы вокруг традиций индийской «цветовой» иерархии.

Чем варна отличается от касты: Мифы вокруг традиций индийской «цветовой» иерархии.

Больше, чем сословие, почти синоним индийского общества — слово «касты» прилепилось к массовому представлению об Индии вместе со слонами, махараджами, Маугли и Рикки-Тикки-Тави. Хотя сам термин — не из хинди или санскрита, а заимствован у португальцев и означает «породу» или «происхождение».



Впрочем, посредством латыни (castus — «чистый», «непорочный») происхождение термина можно всё же проследить к общей для индусов с римлянами и португальцами древности: к праиндоевропейскому *kas-to — «резать». Индийское общество аккуратно «нарезано» на профессионально-этнические «слайсы». Или всё же не столь аккуратно?

Ритм индийской жизни



Исконное название касты — «джати» («род», «класс» в переводе с санскрита) — может означать категорию, к которой относится существо в зависимости от формы рождения и существования. Применительно к традиционной индийской музыке «джати» — нечто вроде «квадратов», составляющих ритмический цикл. А в санскритском стихосложении — стихотворный размер. Перенесём такую трактовку на социум — и получим ритмическую «нарезку», в согласии с которой движется общественная жизнь.



Понятие касты-джати легко спутать с понятием варны («цвета») — изначальным фундаментом ведического общества. Первым «социологом», согласно «Махабхарате», выступил бог Кришна. Он разделил людей на четыре сословия, сообразуясь с материальной природой и её тремя качествами-гунами, из которых происходят виды человеческой деятельности.

В зависимости от преобладания той или иной гуны, каждый человек относится к одной из четырёх варн:

— брахманы (жрецы, учёные, хранители духовной культуры, советники);
-кшатрии (воины — правители и аристократы);
-вайшья (предприниматели, торговцы, купцы, ремесленники);
— шудры (обслуга, люди, занятые «нечистым» трудом).


Сколько раз родился?



Представители первых трёх варн именуются также «дважды рождёнными», поскольку в юном возрасте проходят посвящение, то есть «духовное рождение» как полноценные члены общества. Вероятнее всего, сложившуюся варновую систему индоарии принесли с собой в ходе проникновения на Индостан во II тысячелетии до нашей эры.

В «Ригведе» и более поздних текстах есть указания на то, что изначально принадлежность к варне не была наследственной, а определялась для индивида в соответствии с его природными качествами, способностями и наклонностями. Соответственно, барьеры для смены варны в течение жизни, а также для межварновых отношений (включая браки), были довольно прозрачными и гибкими, если вообще существовали.



Среди риши (легендарных ведийских мудрецов, то есть относящихся к варне брахманов) можно обнаружить как выходца из семьи кшатриев-воинов (Вишвамитра), так и внука рыбака, то есть шудры (Вьяса), даже бывшего разбойника(Валмики, автор
«Рамаяны»). Даже шудрам не возбранялось участвовать в ритуалах и изучать Веды.

Чем разделение на джати отличается от деления на браминов и шудр



На обширных территориях полуострова (овладение которыми заняло не один век) арии обнаружили множество автохтонных племён и народностей на разных стадиях развития: от потомков высокоразвитой Хараппской цивилизации до полудиких охотников. Всё это разношёрстное население, называемое пренебрежительно «Млеччхи» («дикари», «варвары», чуть ли не «животные»), предстояло расставить по местам, чтобы оно сложилось в подобие единого социума. Этими процессами сопровождается продвижение ариев вглубь Индостана (XIII-XIвв. до н. э.), смена пастушеского образа жизни осёдлым, усиление власти царей и жрецов, а также трансформация ведийского учения в индуизм.



Само разнообразие этносов, языков, стадий развития, верований плохо вязалось со скрепной, исконной и богоданной системой варн. Так что аборигенов мало-помалу вписали в зарождавшийся общеиндийский социум иным способом. Практически каждая территориально-этническая группа оказалась добровольно-принудительно привязана к определённой социальной модели, состоявшей также из рода деятельности и религиозно-ритуальных предписаний. Это, собственно, и стало именоваться «джати».

Высшие ступени иерархии — джати, соответствовашие варнам брахманов и кшатриев, составляющим «знать» — завоеватели, разумеется, застолбили за собой. Процесс более-менее совпал с окостенением варновой системы: «цвет» стал передаваться по наследству, отсюда переход к эндогамии и прочие ограничения на межварновое общение.



Деградация изначальной варновой концепции объясняется усилением могущества двух высших варн, в особенности брахманов. Последние добились практически богоподобного статуса «по праву рождения» и держали в своих руках всю духовную сторону жизни.

Естественно, верхушка прилагала все усилия, чтобы не пускать в свои ряды сколь угодно способных «низкорождённых». Барьерам между джати способствовали всё устрожавшиеся представления о «чистоте» и «нечистоте» профессий. Насаждалось представление о том, что соблюдение достижение четырёх ключевых целей человеческой жизни (дхарма, артха, кама и мокша) невозможно вне джати и что подняться по социальной лестнице можно только в следующей жизни при условии неукоснительного следования касте в жизни настоящей.



Неудивительно, что к тому же периоду брахманизма относится постепенное снижение статуса и закрепощение женщины. Представители разных варн приносили жертвы в разные сезоны и разным богам-покровителям. Шудры же теперь вовсе не смели обращаться к богам напрямую и были лишены доступа к священному знанию.

Даже наречия, на которых говорят герои более поздних классических драм, сразу выдают происхождение каждого: простолюдинам достаётся магадхи, поющим простолюдинкам — махараштри, царям и знати мужского пола — священный санскрит, знатным же дамам и незнатным старикам — изысканный шаурасени. «Разделяй и властвуй» — это не Цезарь придумал.


Сорта людей



Словосочетание «мусульманская каста» (как и «христанская») по существу является оксюмороном. Сами положения ислама оттвергают деление людей на сорта и предписывают халифу стоять на молитве в одном ряду с какими угодно единоверцами, включая бедняков и рабов. Не случайно после завований Великих Моголов ислам особенно охотно принимали представители низших каст, включая неприкасаемых: новая вера автоматически повышала их статус, выводя за пределы кастовой системы.

Однако Индия — страна парадоксов. Потомки пришедших с Великими Моголами тюрков и арабов образовали касту «ашраф» («благородных») и по сей день смотрят свысока на «аджлаф» — потомков индусов, принявших ислам. Не замедлила образоваться каста «арзал», аналогичная индусским неприкасаемым, и пошло-поехало: на сегодняшний день в отдельных Штатах Индии насчитываются десятки каст мусульман.



Что в действительности объединяет людей внутри каждой джати, это не столько профессия, сколько представление об “общей дхарме”, то есть предназначении. Этим отчасти объясняются странные на первый взгляд требования к представителям той или иной касты: кузнец непременно должен уметь и плотничать (и наоборот), парикмахер — сватать и устраивать свадьбы. В то же время, скажем, «гончар» — не одна джати, а несколько, с разделением по специализации и соответствующей разницей в общественном положении.
.
Источник: https://kulturologia.ru/

Метки: индия, касты, ведическая культура
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Виктор Старков
Войти